?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В конце Великой Отечественной войны некоторым офицерам и генералам, которые в начале войны попали в окружение и потом оттуда вышли было предложено дать объяснения. Ниже приведено объяснение полковника Владимирского Алексея Викторовича который на 22 июня 1941 года, в звании подполковника занимал должность начальника отделения оперативного отдела 5 армии Юго-Западного фронта.

Владимирский А.В. уже после войны написал книгу "На киевском направлении. По опыту ведения боевых действий войсками 5-й армии Юго-Западного фронта в июне—сентябре 1941 г". В ней правда рассказано о действиях 5 армии до событий конца сентября 1941, до выхода к Прилукам и Пирятину.
Книгу можно прочитать [здесь.]http://militera.lib.ru/h/vladimirsky/index.html
Объяснительная полковника А. Владимирского была опубликована в журнале "Кавалер" № 5, 2002 года.
К сожалению, эта тема недостаточно изучена в нашей истории, точней сказать вообще не изучалась. Объяснительные записки старших офицеров РККА публиковались мало.
В частности, из нижеприведенного документа можно немного понять причины развала самого мощного фронта в составе Красной армии. Кстати, там же в Дрюковщинском лесу, в районе г. Лохвица, погиб командующий фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос.
Общий развал управления, потеря связи с 27 СК и разброд среди личного состава, выходившего из окружения.

Объяснительная записка об обстоятельствах окружения 5 армии Юго-Западного фронта в сентябре 1941 года и моего выхода из окружения.

Начало войны застало меня в должности начальника 1-го отделения оперативного отдела штаба 5-й армии ЮЗФ.
5 армия, действовавшая на правом крыле ЮЗФ, после неудачного приграничного сражения на р. БУГ, с боями отходила в направлении ЛУЦК, САРНЫ, КОРОСТЕНЬ, ЧЕРНОБЫЛЬ, ЧЕРНИГОВ, последовательно задерживаясь на рубежах и нанося контрудары по флангу группировки противника, наступавшего на Киев.
В районе ЧЕРНИГОВ 5 армия понесла тяжелое поражение: противник, прорвавшийся с севера, со стороны Белорусского фронта из района ГОМЕЛЬ-РЕПКИ отрезал большую часть сил 5-й армии на зап. берегу р. ДЕСНА и форсировав ее в р-не ЧЕРНИГОВ, стал теснить остатки 5-й А к югу. К середине сентября 1941 г (числа 16 или 18.9) стало известно, что немецкое кольцо окружения замкнулось далеко в тылу нас, где-то на линии КОНОТОП, РОМНЫ, ЛУБНЫ. К этому времени в дивизиях уже оставалось по нескольку сот штыков, артиллерия отсутствовала.
Теснимая превосходящими силами противника, 5 А стала отходить на ПРИЛУКИ, ПИРЯТИН. После переправы через реку УДАЙ у ПИРЯТИН, 5 А как боевая единица перестала существовать, так как остатки ее войск, средства управления и даже батальон охраны штаба армии были отрезаны и окружены противником на зап. берегу реки УДАЙ. Переправиться по единственному мосту успел лишь штаб армии. Дальнейшее движение уже совершалось походным порядком. Попытка пробиться к востоку была отбита противником и штаб армии в составе около 100…120 человек главным образом командного и политического состава, возглавляемый Военным советом армии повернул на ГОРОДИЩЕ. Утром 20.9 достигли ГОРОДИЩЕ. Там застали штаб ЮЗФ во главе с генералом Кирпоносом, остатки 27 СК во главе с генерал-майором Калининым и отряд пограничников в числе 100…120 человек. Командование над всеми этими войсками принял генерал Кирпонос.
В начале, как мне помнится, было принято решение пробиваться на ЛУБНЫ, на соединение с действовавшей якобы на помощь к нам с востока конно-мехгруппой. Но противник удерживая южный берег УДАЙ и СУЛА, преградил пути движения на юг. Поэтому было решено пробиваться к северо-востоку. С наступлением темноты 20.9.41 по приказу генерала Кирпоноса весь наличный состав был построен и двинулся походным порядком на ЛОХВИЦУ, БЕЛОГОРИЛКУ. Впереди, в качестве головной заставы двигались пограничники, с ними шел и я. За ними Военный совет фронта и 5 армии и за ними весь остальной состав. Ночью переправились у ВОРОНЬКИ через приток УДАЯ, но как только по мосту прошел штаб фронта и штаб армии, переправа была отрезана противником и 27 СК, который должен был следовать за нами повернул к северу, не стремясь на соединение с нами.
Часам к 8.00 21.9.41 колонна достигла небольшого леса у деревни ДРЮКОВЩИНА (5 км юго-западнее ЛОГВИЦА), где и остановилась до наступления темноты, так как видно было, что в стороне от нашего маршрута по дорогам курсировали немецкие автомашины и мотоциклисты. По опушке леса заняли оборону.
Мне поручили командовать группой человек 25, состоявшей из офицеров и связистов нашего штаба и одного отделения пограничников. Все были вооружены главным образом пистолетами, красноармейцы – винтовками, автоматов было всего два.
Часов в 11…12.00 со стороны СЕНЧА появилась мотопехота противника с танками и орудиями на прицепах, и выгрузившись в 500…600 метрах восточнее леса, перешла в наступление. При поддержке сильного артминогня и танков пехота противника несколько раз приближалась к лесу, но нашим огнем была отбита (даже удалось поджечь один немецкий танк). От артмин и пулеметного огня противника, который он сосредоточил по небольшому лесу, у нас много было убитых и раненых (убит НАШТАРМ 5 генерал-майор Писаревский; нач. политотдела армии Кальченко, комиссар штаба и много других командиров). Вскоре – (часам к 13-14.00_ появилась еще мотопехота и стала чувствоваться растерянность. Остался один не занятый выход из леса, по оврагу к северо-востоку.
Мне передал приказание зам. начштарма подполковник Давыдов от генерал-майора Потапова – удерживать со своим отрядом, (от которого осталось человек десять) опушку леса и прикрыть выход Военного совета ЮЗФ и 5 А из этого леса.
Военный совет фронта и 5А с пограничниками и остальными офицерами направился по оврагу к северу и с этой минуты я их больше нигде не встречал (имею сведения, что они разбились на мелкие группы и частью погибли, частью попали в плен).
Выполняя приказ я продолжал со своей группой оборонять юго-восточную опушку леса, обращенную к дороге, по которой противник подтягивает свою мотопехоту и танки. В лесу осталась лишь моя группа и свыше 100 человек убитых и раненых. Вскоре лес был полностью окружен и пехота противника окопалась кольцом вокруг него, продолжая непрерывно обстреливать его всеми видами оружия.
Ночью, собрав всех способных драться, я шесть раз пытался прорваться из леса в разных направлениях, но каждый раз нарывался на автоматный и пулеметный огонь противника и к половине ночи почти полностью растерял свою группу убитыми, ранеными, а частью разбежавшимися по лесу.
В последнюю седьмую попытку со мной осталось всего три человека, но из этого числа один вернулся назад, заявив, что он предпочитает дождаться помощи в лесу, чем идти на верную гибель. На этот раз удалось выползти из леса и пробраться через расположение противника, окружавшего лес.
В течении 7 суток, обходя населенные пункты, занятые немцами и избегая больших дорог, главным образом я ночью шел на восток. Мой спутник командир взвода батальона охраны штаба ЮЗФ (фамилии не помню) по национальности украинец в первой деревне переоделся и вскоре от меня исчез. По дороге попадались группы военнослужащих, без оружия и переодетые в гражданское платье. Они шарахались от меня в сторону. Вооруженных групп или наших партизан я ни разу нигде не встречал. Пройдя около 130 км, я 27.9.41 г добрался до леса юго-западнее КАМЕННОЕ (на р. ПСЕЛ).
Фронт к тому времени проходил по реке ПСЕЛ и по западному берегу него немцы заняли оборону.
В ночь на 28.9.41 я пробрался к берегу и так как лодки мне не попалось, переплыл ПСЕЛ на бревне южнее КАМЕННОЕ. Когда я переправлялся через реку, немцы осветили этот участок ракетой и обстреляли меня с берега. Я бросился в растущий на воде кустарник и провалился с головой в воду и когда выбрался из него, то впопыхах утерял фуражку в которой я хранил кандидатскую карточку и орденскую книжку.
29.9.41 г я добрался до АХТЫРКИ и явился к коменданту города, сохранив форму, оружие, орден и удостоверение личности, комендант города майор Дорофеев, узнав, что я штабной офицер направил меня в штаб 21 армии, где я некоторое время был прикомандирован к оперативному отделу. Проработав некоторое время там, я заболел воспалением легких, а так как к этому времени из окружения возвратился штаб 21 армии во главе с генералом Кузнецовым и Гордовым и весь оперативный отдел, то вакансии в штабе были заполнены и меня направили в резерв фронта, сначала в ПОВОРИНО, а потом в ВОРОНЕЖ. В декабре 1941 г я получил назначение начальником оперативного отдела 5 армии, в каковой должности нахожусь и теперь.

В качестве свидетелей трагедии, разыгравшейся в ДРЮКОВЩИНСКОМ ЛЕСУ и моего личного поведения там, могу привести следующих лиц:
1. Бывший мой помощник по штабу 5 армии – капитан Сергеев – ныне нач. 1-го отделения 235 СД оставшийся тогда в ДРЮКОВЩИНСКОМ лесу тяжело раненым, попавшим затем в плен и в последствии убежавшим из плена.
2. Бывший нач. ПВО 5 армии полковник Красавин, вышедший после меня из окружения (в настоящее время не знаю его место пребывания).
3. Бывший нач. ОБП 5 армии майор Шестаков, так же оставшийся тяжело раненым в этом лесу и сейчас по слухам находящийся в резерве БФ.
4. Бывший нач. политуправления ЮЗФ Михайлов (его место пребывания в настоящее время не знаю).
В качестве свидетелей, в каком виде и состоянии я вышел из окружения, я могу привести следующих лиц:
1. Комендант г. АХТЫРКА майор Дорофеев (ставший впоследствии командиром 397 СД).
2. Нач. ветслужбы 21 А военветврач 1 ранга Пенионшко (с которым я был на одной квартире, после того, когда я вышел из окружения).
3. Бывший Член Военного совета 21 армии Сердюк и весь коллектив оперативного отдела 21 армии того времени.
В заключении считаю нужным добавить, что оставаясь с горсткой людей в ДРЮКОВЩИНСКОМ лесу, что бы прикрыть выход из него Военного света ЮЗФ и 5 армии, я выполнил свой долг честно и до конца. Свой долг я выполнил и выйдя из окружения в очень тяжелых условиях.

ПРИЛОЖЕНИЯ: Пояснительная карта (прим.- не публикуется).

Бывший начальник 1 отделения оперативного отдела 5 армии ЮЗФ, ныне начальник оперативного отдела 3 армии – полковник (Владимирский)
9.2.1944 года

ВЕРНО: Начальник 1 отделения ОК
Капитан ИС (Павлов)
«9» февраля 1944 года.


Так как пояснительная карта не опубликована ниже составлена краткая схема вероятного маршрута прорыва остатков управления ЮЗФ и 5 А, а так же путь А. Владимирского до Ахтырки.



на фото Владимирский А.В. уже после войны. Впоследствии он стал генерал-лейтенантом.
promo andrey_19_73 february 19, 16:01 9
Buy for 10 tokens
Укрепленные районы (УРы) начали строить еще в начале 30-х годов прошлого столетия. Основным мотивом для их строительства стала возрастающая напряженность на советско-китайской границе. Подтверждением тому стал военный конфликт между СССР и Китаем в 1929 году. Впоследствии в Забайкалье возвели два…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
grossgrisly
Feb. 17th, 2016 02:07 pm (UTC)
далеко не все он написал. В этом лесу у Дрюковщины были 5 или 6 БА из штаба охраны фонта и немного артиллерии.

А вообще 5А была разгромлена еще у Чернигова. В том смысле что была потеряна вся артиллерия, остались тылы и немного бойцов с винтовками.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

andrey_19_73
Хроники "Вьетнамских комсомольцев"

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars