?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

От Москвы до Ляояна.

Отрывок из книги Алексея Алексеевича Игнатьева, генерал-лейтенанта РККА. Игнатьев до революции окончил Пажеский корпус, Николаевскую академию Генерального штаба. Участник Русско-Японской войны 1904-1905 гг, адъютант управления генерал-квартирмейстера при штабе 1-й Манчьжурской армии. Во время Первой мировой войны руководил размещением военных заказов во Франции. В 1925 году передал Советской России денежные средства, размещенные во французских банках с дореволюционных времен и вложенные на его имя. За этот поступок подвергся бойкоту со стороны эмигрантских организаций.
В 1937 году вернулся в СССР, продолжил службу в РККА на преподавательских должностях. Явился одним из инициаторов создания в СССР Суворовских училищ.

Автор воспоминаний, опубликованных в СССР. Книга называлась "Пятьдесят лет в строю". Ниже приводится отрывок из этой книги, часть второй главы, где рассказывается о поездке А.А. Игнатьева по Транссибирской магистрали, в начале 1904 года. Игнатьев, выпускник Николаевской академии, едет на Русско-Японскую войну в действующую армию. Интересны его воспоминания об атмосфере, творившейся в поезде и о попутчиках.

Спокойно движется на восток сибирский экспресс. За окнами купе расстилаются безбрежные зимние равнины, все тихо и сонливо кругом. На станциях тишину нарушают только заливающиеся и как-то по особенному замирающие традиционные русские звонки.
Ничто в этой зимней спячке не напоминало о разразившейся на востоке грозе. Общей мобилизации еще не было. Петербург еще не раскачался.
Я с нетерпением ожидал увидеть Урал, через который переезжал в детстве между Пермью и Тюменью, но на сибирской магистрали его можно было распознать, пожалуй, лишь по еще более замедленному ходу поезда, с трудом преодолевавшего подъемы. Только солнце, это ослепляющее сибирское солнце, воскрешало мои воспоминания детства. Мне уже с трудом верилось, что когда-то я пересекал сибирскую тайгу не в международном вагоне, а в громоздком и тряском тарантасе. Мягкие диваны с белоснежными простынями, блестящие медные ручки и всякого рода стенные приборы,
мягкие ковры - все это являло собой невиданную мною на железной дороге роскошь и комфорт. О военной опасности напоминала, пожалуй, только внешняя стальная броня вагонов, которая, по объяснению моего спутника и товарища по выпуску, всезнающего Сережи Одинцова, была поставлена для предохранения пассажиров от обстрела хунхузами. Впрочем, в этом случае рекомендовалось
ложиться на пол, так как броня доходила только до нижнего края оконных рам.
Вагон-ресторан вполне соответствовал роскоши всего поезда. Пассажиры были исключительно военные и почти все знакомые между собой. Одни только что сменили гвардейские мундиры на чекмени Забайкальского казачьего войска и широкие шаровары с ярко-желтыми лампасами; другие надели эту форму после продолжительного пребывания в запасе или в отставке, иногда вынужденной. Здесь был, например, лейб-гусарский ротмистр граф Голенищев-Кутузов-Толстой - пропойца с породистым лицом. В свое время его выгнали из полка за кражу денег, которые он находил в солдатских письмах. Почетным пассажиром был принц Хаймэ Бурбонский, гродненский лейб-гусар в малиновых чикчирах, испанец, с трудом изъяснявшийся по-русски, бретер и кутила, прожигавший жизнь то в варшавском, то в парижском полусвете.
Самым интересным был полковник Елец. Его, гродненского гусара, в свое время знала вся Варшава, его знал Петербург как завсегдатая балов и маскарадов, его знал и Дальний Восток как талантливого генштабиста. Впрочем, из генерального штаба его изгнали за едкую сатиру в стихах, составленную им на русских генералов, командовавших войсками в боксерскую кампанию. Елец ехал на эту войну как человек бывалый, знакомый с Дальним Востоком, и был неразлучен со своим
однополчанином Хаймэ Бурбонским. Елец был, несомненно, талантливый человек. Он написал интересный исторический очерк о бессмертном герое 1812 года - Кульневе. Но, как и многие русские моего времени, Елец растратил свою талантливость и образование на пустяки, оставаясь лишь остроумным фрондером, и опустился до того, что стал приживалом при Хаймэ Бурбонском.
А вот и лихие мои товарищи по полку, образцовые молодые поручики - Аничков, по прозвищу Рубака, и Хвощинский, погибший в самом начале войны в разъезде. Тут же Скоропадский - будущий гетман, Врангель - будущий белый "вождь". Все это были кавалеристы, и шли они на пополнение исключительно казачьих частей; артиллеристов и пехотинцев видно не было. Мы с моими однокашниками по академии Одинцовым и Свечиным держались в стороне от этой публики, да и она редко с нами заговаривала: генштабисты в этой компании были не в чести.


Попутчики подобрались хоть куда. Судя по рассказу, некоторые с опытом ведения боевых действий. С генштабистами они не общаются. Все как и в нынешнее время, едущие на укомплектование боевых частей офицеры штабных офицеров не жалуют.
Среди попутчиков и будущий лидер белого движения, барон Петр Врангель, в то время хорунжий. Во время Русско-Японской войны служил в 2-м Аргунском, 2-м Верхнеудинском казачьих полках, награжден орденами св. Анны 4 и 3-й ст., св. Владимира 3-ст. И будущий Атаман военных формирований Центральной Рады, гетман Украины Павел Скоропадский. Во время описываемых событий есаул, командир сотни 2-го Читинского казачьего полка, награжден орденами св. Анны 4-ст., св. Владимира 2-ст., золотым оружием с надписью "За храбрость".
Пропойца, бретер и кутила ротмистр граф Голенищев-Кутузов-Толстой Павел Павлович, участник Китайского похода 1900 г, потомок главнокомандующего Русской армии в Отечественной войне 1812 года М.И. Голенищева-Кутузова. Во время боевых действий в Манчьжурии войсковой старшина 1-го Аргунского казачьего полка. За отличия в боях награжден орденом св. Станислава 2-ст. Умер от последствий ранений в 1909 году.
принц Хаймэ Карлович Бурбонский Испанский инфант - сын дона Карлоса, герцога Мадридского, и его жены принцессы Маргариты де Бурбон-Пармской. Добровольцем участвовал в походе в Китай в 1900 году (награжден орденами св. Анны 4-й ст. и св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом) и в русско-японской войне 1904—1905 годов. В 1909 году увольняется в отставку с чином полковника и правом ношения мундира. [ссылка]http://ria1914.info/index.php?title=%D0%91%D1%83%D1%80%D0%B1%D0%BE%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%A5%D0%B0%D0%B9%D0%BC%D0%B5_%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87


на фото Х.К. Бурбонский.

Спутник Х. Бурбонского, полковник Елец Юлий Лукьянович, Из дворян Гродненской губернии, сын генерал-майора. Окончил вторую петербургскую военную гимназию (1880), Николаевское кавалерийское училище (1882) и Академию Генерального штаба (1888). До 1899 г. Служил в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку – автор его официальной истории. Участник Англо-Бурской войны, похода в Китай в 1900 году. Писатель, публицист. Печатался в таких изданиях как "Воскресение", "Европейская жизнь", "Нива", "Родник", "Север", "Варшавский военный журнал", "Вестник русской конницы", "Русский инвалид", "Военный сборник", "Разведчик", "Витязь", "Армия и флот", "Офицерская жизнь", "Чтение для солдат", "Досуг и Дело", "Новое время" и др. Его труды издавались и отдельными брошюрами. На Русско-Японской войне, корреспондент журнала "Новое время". Участник обороны Порт-Артура. [ссылка]http://www.runivers.ru/lib/authors/author58416/


на фото Ю.Л. Елец.

Аничков Георгий Николаевич, во время войны подъесаул 2-го Нерчинского казачьего полка, командир 1-й сотни. Награжден орденами св. Анны 4-ст., св. Владимира 4-ст. За боевые отличия произведен в есаулы. 6 июня 1904 года тяжело ранен, из Маньчжурии был эвакуирован.

Хвощинский Василий Николаевич, сотник 2-го Аргунского полка, командир той самой, знаменитой 2-й сотни, которая носила неофициальное название "волчьей". Награжден орденом св. Анны 4-ст. Убит в разведке 30 августа 1904 г.


на фото В.Н. Хвощинский.

После смерти сотника В. Хвощинского командование "волчьей" сотней принял подъесаул Виктор Субботин. На известной фотографии штаба Забайкальской казачьей дивизии и начальствующего состава 2-го Аргунского полка, с командиром дивизии генералом П.К. Ренненкампфом, он стоит в верхнем ряду четвертый справа.



на фото В. Субботин.

Источник: А.А. Игнатьев "50 лет в строю", М. Воениздат, 1986 г. [книга]http://lib.ru/MEMUARY/IGNATYEW/50let.txt
"Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска в Рускко-Японскую войну 1904-1905 гг"., Чита, 2012 г.
promo andrey_19_73 февраль 19, 16:01 9
Buy for 10 tokens
Укрепленные районы (УРы) начали строить еще в начале 30-х годов прошлого столетия. Основным мотивом для их строительства стала возрастающая…

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
military_museum
Feb. 16th, 2016 08:16 pm (UTC)
"Пятьдесят лет в строю, ни дня в бою" :(
andrey_19_73
Feb. 16th, 2016 08:54 pm (UTC)
Точно так! Хотя Игнатьев, в принципе, не особо интересен. Здесь большего внимания попутчики заслуживают.
military_museum
Feb. 16th, 2016 09:05 pm (UTC)
Безусловно! А ведь там ещё и Деникин в примерно то же время проезжал.
andrey_19_73
Feb. 16th, 2016 09:29 pm (UTC)
Возможно. Только вряд ли он с этой публикой связывался. Он во время войны был начальником штаба Забайкальской казачьей дивизии, так что вероятно звание не позволяло.
military_museum
Feb. 16th, 2016 09:42 pm (UTC)
Это да :)
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

andrey_19_73
Хроники "Вьетнамских комсомольцев"

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars