?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Душа фронта.

Советский писатель Борис Полевой в своей самой известной книге "Повесть о настоящем человеке", вложил в одного своего героя фразу: "Вы же советский человек". Об одном из таких советских "человеков" и пойдет речь, о самом что ни на есть настоящем. Настоящем сталинце, коммунисте и пр. Но обо всем по порядку.

Петр Григорьевич Григоренко, генерал-майор, участник боев на Халхин-Голе, участник Великой Отечественной войны. Занимал различные должности в штабах различного уровня. После войны занялся диссидентской, антисоветской деятельностью. Если следовать логике, то Григоренко самый "высокопоставленный" советский диссидент. Неоднократно подвергался арестам, проходил принудительное лечение в психиатрических клиниках СССР (обычная практика для диссидентов того времени). Впоследствии из СССР был изгнан и конец жизни провел в США. В США, по личной просьбе, прошел психиатрическое обследование. Каких либо отклонений у него не нашли. Ну, в общем, тот еще "жук".
В начале 70-х годов 20-го века написал книгу, во многом автобиографичную. В ней он рассказал о деятельности различных органов военного управления в ходе войны. Ниже приведен отрывок из книги, время - начало 1944 года, место – 2-й Прибалтийский фронт, где Григоренко был помощником начальника штаба 10-й армии.
Ну и настоящий советский человек, Николай Александрович Булганин, один из сталинских фаворитов. Член военного совета фронта, "душа" его. Тоже фронтовик, коммунист.
И рассказ про то, как и чем живет настоящий коммунист на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, как воюет.


Н.А. Булганин

Боевая деятельность 10 гв. армии, в период моего пребывания в ней (январь-февраль 1944), была действительно необычной. Прибыл я перед самым началом наступательной операции, которая, как я уже писал, полностью провалилась. После этого были проведены еще две операции почти столь же неудачные. Убывал я на исходе еще одной операции (четвертая при мне), которая имела небольшой частный успех. Каждая из этих операций проводилась после перегруппировки на новое направление. Поэтому наступательные бои перемежались продолжительными маршами. Времени для отдыха не было. Да еще и погода. Ударит мороз, выдадут валенки, отберут ботинки — оттепель. И бредут воины армии в промокших тяжелых валенках по жиже, в которую превратились зимники. Никогда не забуду эти дороги и бредущих по ним измученных, подавленных, ко всему безразличных людей. Только раздадут ботинки, отберут валенки — ударят 20-30-градусные морозы. Затем снова валенки и распутица и т.д. Люди вымотаны до предела, простужены, а многие озноблены и обморожены. А тут еще эта странная осведомленность немцев.
Операции армии рассчитаны на внезапность. Фронт (2-ой Прибалтийский, бывший Калининский) действует на второстепенном направлении. Поэтому у него нет ни боеприпасов на фронтовую наступательную операцию, ни необходимого пополнения. В подобных условиях другие фронты зарываются в землю и готовят войска к отражению возможного наступления противника. Маркиан Михайлович Попов — человек умный, предприимчивый, инициативный, избрал иной образ действий. Он посадил в оборону весь фронт... За исключением одной армии — 10-й гвардейской. Этой армии было отдано все поступающее пополнение, основная масса поступающих фронту боеприпасов. Предполагалось, что она, скрытно сосредоточившись на каком-то направлении, наносит внезапный удар с частной целью — нанести противнику потери, разорвать его оборону и развить успех в глубину, привлекая тем самым, к этому району вражеские резервы. Потом армию незаметно оттянуть, сдав завоеванный рубеж соседям и скрытно перебросить на новое направление.
Очевидно, что главное этого плана — внезапность перегруппировок и ударов 10 гвардейской армии. Но именно внезапности у 10-й гв. армии и не получалось.
Накануне первой, из намеченной серии наступательных операций, немцы разбросали в исходном положении войск армии листовки:
— 10-ая Гвардейская! Вы пришли сюда наступать? Ну что ж, пожалуйте, бриться! Завтра мы вас побреем!
И побрили. Единственный результат первой наступательной операции 10-ой гв. армии — огромные потери.
Следующая операция тоже была предварена немецкими листовками, чуть измененного содержания:
— 10-ая, ты сюда пожаловала? Ничего, побреем тебя и здесь!
Попов приказал отложить эту операцию на сутки и в течение дня демонстрировать перегруппировку на другое направление. Результат получше. Потери несравненно меньше и небольшое продвижение вперед — от двух до восьми километров.
В исходном положении для третьей операции немцы снова встретили нас листовками. Среди личного состава возмущенные разговоры:
— Где-то в штабе сидит предатель.
В штабе армии разговоры те же, но пункт, где находится шпион, указывается более точно. Операторы почти в открытую говорят:
— Сведения утекают из Булганинского окружения.
Таково, очевидно, мнение и командующего армии и фронта — Михаила Ильича Казакова и Маркиана Михайловича Попова.
Каждая операция готовилась примерно следующим порядком. Фронт шифром сообщал исходное положение для предстоящей операции и маршруты для движения из района сосредоточения в исходное положение. По этим данным штаб армии сразу же приступал к разработке плана перегруппировки. Одновременно командующий армией вызывался к командующему фронтом. С ним должен был ехать нач. штаба или один из двух его заместителей. При мне готовилось три операции. В первой ездил с командующим Малиновский, а я руководил разработкой плана перегруппировки. В остальных двух было необорот: я ездил с командующим, Малиновский занимался планом перегруппировки. У командующего войсками фронта, когда прибывали мы с командармом, собирались начальник штаба фронта, начальник оперативного управления, начальник разведки, командующий артиллерией фронта и командующий фронтовой авиацией — и прорабатывался, разработанный штабом фронта, план предстоящей операции армии. Когда проработка заканчивалась, если не было члена Военного совета фронта Булганина, который извещался о проработке заранее, но мог не придти на нее, Маркиан Михайлович звонил ему и он либо приходил, заставив нас изрядно подождать, либо повелевал принести ему на подпись в его резиденцию. Во время первой моей поездки с командующим, Булганин изволил повелеть принести ему. И мы с начальником оперуправления фронта выполнили эту миссию. Документы уже числились за мной. Я расписался за них сразу после проработки.
Процедурa похода к Булганину впечатляющая. Совершив полукилометровый маршбросок, мы услышали приглушенное: «Стой!» Остановились. Из кустов вышел офицер в форме НКВД. В кустах угадывался другой или даже двое, державших, по-видимому, нас на прицеле.
— Удостоверение личности! — потребовал НКВДист, у которого в руках была какая-то бумажка. Он проверил удостоверения, сличив наши фамилии с написанным в бумажке.
— Следуйте за мной. Строго по моим следам. Отклоняться опасно.
И мы пошли. Вскоре новое: «Стой!» и новая проверка документов. Наш провожающий исчез.
— Проходите.
И проверяющий показал нам на дом. Эдакий передвижной дворец. Пошли. У входа еще одна проверка удостоверений. И, наконец, нас завели в приемную. Полковник, видимо, для поручений, указывая на стол у стены, распорядился:
— Развертывайте карты здесь!
В это время, вертя задочком, вошла девушка, видимо, из того булганинского гарема, о котором говорил весь фронт. Она мило улыбнулась и поставила на стол в центр поднос с печеньем и сахаром.
— Я здесь развертывать карты не имею права.
— А в чем дело?
— Сюда имеют доступ посторонние лица.
— Больше никто не зайдет! — И полковник прикрыл дверь.
— Вы для меня тоже посторонний. В этом доме я имею право показать план только члену Военного Совета.
Полковник явно опешил. Начальник оперативного управления предупреждающе подмигивал, остерегая меня от скандала. Наконец, он сказал, как бы извиняясь перед полковником:
— Товарищ подполковник не знает вас в лицо, товарищ полковник!
И обращаясь затем ко мне, произнес:
— Полковник — для поручений Военного Совета!
Но останавливать меня было уже поздно. И я ответил генералу сдержанно, но твердо:
— Я и сам понял, кто это. Но полковника нет в списке допущенных к плану операции.
Вышел Булганин. Он был, как мне показалось, трезв, хотя о его постоянном пьянстве ходили буквально легенды. Я представился. Он приветливо поздоровался с нами обоими и произнес:
— Ну что ж, раскладывайте свои карты.
— Я не могу этого сделать пока в помещении есть посторонние.
— Кто же здесь посторонний? — улыбнулся он.
— В списке допущенных к плану операции нет полковника.
— Ну я его допущу. Что, вам написать это?
— Нет, мне достаточно и вашего устного распоряжения. Я разверну карты и сделаю полный доклад, но по окончании этого обязан буду донести в Генштаб, что произошло разглашение плана операции.
— Ну, если такие строгости, не будем нарушать. Законы надо уважать всем. Даже и члену политбюро. Он подчеркнул последнее слово.
— Оставьте нас одних, — обратился он к полковнику. И тот вышел.
Когда мы возвратились в домик к командующему, он встретил нас смехом. Меня он знал еще с Дальнего Востока и сейчас, смеясь, сказал:
— Ну, что, Дальневосточник, поучил нас, как относиться к законам? Звонил Булганин. Он, кажется, не очень доволен, но на словах, хвалит.
Эта операция тоже была по сути безуспешной. В первый день продвинулись максимально около десяти километров. На второй и третий день успеха тоже не было. Но особенность... листовки, обращенные к 10-ой гв. армии, появились только на второй день операции. Это, безусловно, указывало на утечку информации из окружения Булганина. Урок был учтен. Последняя при мне операция готовилась с особо строгим соблюдением тайны.
Во время проигрыша у Попова, пришел Булганин — пьяный «до положения риз». Лицо сизо-красное, отечное, под глазами мешки. Подошел к Маркиану Михайловичу, сунул руку и свалился на стул рядом. А остальным не сделал даже общего поклона. Командующий увидел подход булганинской своры в окно и закрыл карту и другие документы. Когда все улеглось, Попов сказал Булганину:
— Николай Иванович, попроси всех пришедших с тобой перебраться в приемную.
— Я не могу оставлять члена политбюро одного, — резко и с явным вызовом произнес громила в НКВДистской форме.
— Николай Иванович, я еще раз прошу. Я не могу продолжать работу пока здесь будет хоть один посторонний.
— Вот вы как все заразились подозрительностью. Нужно же понять и товарища — начальника моей охраны. Он тоже имеет инструкции и не вправе их нарушать. Я ему дам распоряжение, а он сейчас же донесет, что я мешаю ему нести службу.
— Не знаю, не знаю, Николай Иванович, но я при посторонних рассматривать план операции не буду.
Они еще посперечелись немного. И в конце концов Булганин приказал всем своим выйти. Всю остальную часть проигрыша он продремал. В конце подписал все, не глядя.
Эта операция была самой успешной из упоминавшихся четырех. Продвинуться удалось более чем на тридцать километров и расширить фронт прорыва до двадцати километров. Был занят районный центр Калининской области — город Пустошка. Это положение, сложившееся на третий день операции — на 28 февраля 1944 года. Больше в этой операции я не участвовал, но знаю, что она развивалась еще и в глубину и по фронту.


П.Г. Григоренко "В подполье можно встретить только крыс".


promo andrey_19_73 february 19, 16:01 9
Buy for 10 tokens
Укрепленные районы (УРы) начали строить еще в начале 30-х годов прошлого столетия. Основным мотивом для их строительства стала возрастающая напряженность на советско-китайской границе. Подтверждением тому стал военный конфликт между СССР и Китаем в 1929 году. Впоследствии в Забайкалье возвели два…

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
military_museum
Aug. 19th, 2016 06:23 am (UTC)
Интересно, надо будет почитать его книжку.
andrey_19_73
Aug. 19th, 2016 04:35 pm (UTC)
На милитере она, если что: http://militera.lib.ru/memo/russian/grigorenko/index.html

А если честно, действительно чтиво интересное.
military_museum
Aug. 19th, 2016 05:31 pm (UTC)
Да, спасибо, я там глянул, а потом уже гугль помог найти в формате fb2.
irina_sbor
Aug. 19th, 2016 06:36 am (UTC)
Спасибо! Очень интересный рассказ!
andrey_19_73
Aug. 19th, 2016 04:36 pm (UTC)
Спасибо Вам. Читайте на здоровье.
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

andrey_19_73
Хроники "Вьетнамских комсомольцев"

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars