?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бесполезный танк

Во время Второй мировой войны инженеры III-го Рейха создали множество образцов различного вооружения, которое во многом опережало свое время. Иногда, правда, новые военные разработки оказывались абсолютно бесполезны, особенно в условиях современной войны. Можно, например вспомнить гигантскую пушку "Дора". Ну и немного об одном таком чуде, также оказавшемся бесполезным и ничем не запомнившемся. Речь о самом тяжелом танке в истории человечества (Panzerkampfwagen VIII "Maus", он же Porsche Typ 205), который был разработан знаменитым Фердинандом Порше.

Статья одной из калининградских газет. Статья интересная, но насколько все изложенное правдиво, судить не берусь.

Чудо-танк.
14 мая 1943 года в “Волчье логово” (“Вольфшанце” - ставка Гитлера в Восточной Пруссии) въехала колонна грузовиков под охраной эсэсовцев. Из машин выгрузили деревянные детали, и люди в рабочих спецовках принялись собирать какую-то конструкцию. Через час на лесной поляне стоял макет танка. Он был огромен. Заметно нервничавший конструктор Фердинанд Порше устремился навстречу вышедшему из бункера главе Третьего Рейха.
- Какую пушку вы планируете установить? - поинтересовался Гитлер.
- 128 миллиметров, мой фюрер! - с гордостью доложил Порше.
- Увеличить до 150 миллиметров! - отдал распоряжение Адольф. - Каков вес машины?
- 175 тонн!
- Усилить бронирование и довести до двухсот!
- Яволь, мой фюрер!
Гитлер был воодушевлён проектом чудо-танка. С этим оружием он рассчитывал переломить ход войны.

Отец победы.
Огромная боевая машина носила странное название “Мышка”. Уже в бункере Гитлера генералы принялись обсуждать “судьбоносный проект”. Все присутствующие твердили, что танк великолепен - никто не желал расстраивать фюрера. Откровенный скепсис проявил лишь генерал Хайнц Гудериан. Он не верил, что “Мышка” принесёт Германии победу.
Однако на слова бывалого генерала не обратили внимания. Оно и понятно: Гудериан был у Гитлера в опале с зимы 1941 года, когда нарушил под Москвой приказ “стоять насмерть”. Тогда Хайнц спас остатки своих солдат, но был снят с должности и отправлен в резерв.
Только после катастрофы под Сталинградом фюрер вернул Гудериана в строй и назначил его главным инспектором бронетанковых войск. Авторитет Хайнца в Вермахте был непререкаем. Именно Гудериан считался “отцом” победоносной немецкой танковой тактики.




Глухой тупик.
Участник первой мировой войны и профессиональный военный, Гудериан много думал о так называемом позиционном тупике и путях выхода из него. Ни русские, ни французы, ни англичане, ни немцы не могли в первой мировой войне взломать вражескую оборону и выйти на оперативный простор.
Противник перебрасывал резервы к участку прорыва быстрей, чем наступающие двигались вперёд. В результате брешь в линии фронта закрывалась, а наступление останавливалось.
Выход из этого тупика искали все воюющие стороны. Рецепты предлагались самые разнообразные: массированный огонь за счёт роста количества артиллерийских орудий на ограниченной площади, увеличение продолжительности артиллерийской подготовки (от нескольких часов до 15 и более суток), применение танков и химического оружия.
Всё без толку. И тогда Гудериан предложил своё решение - скорость.




Хайнц-ураган.
Гудериан сделал ставку на танки. На первый взгляд, ничего революционного в этом не было. В битве при Камбре (1917 год) англичане и французы бросили в атаку на немцев 476 танков. В Амьенской операции союзники ввели в бой 532 танка. Но глубокого прорыва не получилось ни в первом, ни во втором случаях.
Дело в том, что танки не отрывались от пехоты и двигались со скоростью пешехода. Генералам казалось, что это единственно возможный вариант применения боевых машин. Хайнц возражал: не использовать скорость и мобильность танков, приноравливая их к темпу продвижения пехоты, просто смехотворно.
По замыслу Гудериана, танки должны были отрываться от малоподвижной пехоты и мчаться вперёд с открытыми флангами. По мнению большинства тогдашних военных - полная ересь.
Однако именно такие действия перечёркивали все “классические” оперативные планы ведения войны: резервы обороняющихся двигались медленнее, чем наступающий враг, и фронт рушился.
За применение своей тактики во Франции Гудериан получил прозвище “Хайнц-ураган”.

Не числом, а уменьем.
Перед вторжением в 1940 году во Францию, Вермахт имел всего 2.905 танков. Противник располагал 4.656 боевыми машинами. Причём немцы, в отличие от французов, не имели ни одного тяжёлого танка. Но преимущество в тактических приёмах было на стороне Германии - её победа оказалась быстрой и полной. Гудериан оказался прав!
Ещё более впечатляющих успехов Вермахт добился в приграничном сражении, развернувшемся в июне 1941 года в Советском Союзе. Немцы имели 3.712 танков, СССР - 12.787 (из них 1.475 новейших Т-34 и КВ, которым Германия не могла вообще ничего противопоставить).
Русским не помогло даже то, что они, в отличие от французов, сконцентрировали танки в крупных механизированных соединениях, а не “размазали” их по пехотным подразделениям.
И тем не менее Красная армия потерпела сокрушительное поражение. Тактика Гудериана сработала даже в условиях, когда у защищающейся стороны танки были сильнее, и их было больше.
Свою роль сыграло отличное управление германскими войсками. У немцев радиостанции были на каждом танке, они могли переговариваться не только между собой и командованием, но и с самолётами!
В Красной армии всё выглядело иначе.




Кулак под нос.
Советские танки в 1941 году не имели радиостанций для внешней связи. Мало того, отсутствовала связь внутри машины!
Командир и заряжающий общались жестами.
- Заряжающему под нос сунул кулак, и он уже знает, что надо заряжать бронебойным, - вспоминает ветеран-танкист, - а растопыренную ладонь - осколочным. С механиком-водителем общался, тыкая его сапогом в спину.
По сути, каждый советский танк был предоставлен самому себе и не имел представления об изменяющейся обстановке на поле боя в целом. Возможности координировать их действия не было.
Начальник штаба танкового батальона Константин Шипов так вспоминает о системе управления того периода:
“Приходилось вооружаться молотком и, бегая от танка к танку, стучать в броню и указывать направление наступления”.




Где линия фронта?!
Не лучше дела со связью обстояли в советских дивизиях, корпусах, армиях и даже фронтах.
В середине дня 22 июня (то есть в первый день войны) командующий Западным фронтом генерал армии и Герой Советского Союза Павлов доложил, что из имеющихся у него по штату трёх (!) радиостанций, две полностью разбиты, а третья повреждена и не работает.
Москва пообещала прислать три новых радиостанции, но не прислали. В дальнейшем штаб фронта не только не руководил войсками, но даже не знал, где проходит линия фронта! Тем временем, немцы били по самым уязвимым местам советской обороны и стремительно мчались вперёд.
Можно сказать, что первые сражения германских танковых войск с советскими выглядели, как бой зрячего со слепым. Насколько слепец смел и мускулист, значения не имело.

Последний звонок.
К 1943 году ситуация изменилась. Советские войска стали массово получать радиостанции “проклятых капиталистов” - по американской помощи “Ленд-лиз”. Помимо этого, в Красную армию - ценой колоссальных потерь - но пришёл боевой опыт и умение руководить крупными механизированными соединениями.
А вот немцы сдали позиции: с конца 1942 года они перестали мыслить лихими танковыми прорывами на максимально возможную глубину. Последним “звоночком” для германских танкистов стала битва на Курской дуге.
Гитлер возлагал особые надежды на эту операцию и постарался обеспечить своих танкистов новыми машинами - “Тиграми” и “Пантерами”. Однако эти танки оказались далеки от совершенства - слишком дорогие и сложные в обслуживании.
После каждого боевого применения или марша более 30 километров “Тиграм” требовалось не менее 2-3 недель технического обслуживания. Как говорил знаменитый немецкий танкист Альфред Рабаль, “один час эксплуатации “Тигра” требует десяти часов ремонта”.
Но это ещё не всё. Средняя скорость передвижения колонны “Тигров” составляла 10 км/час.
А прожорливому двигателю одной заправки хватало только на 80 километров. Разве об этом мечтал “Хайнц-ураган”?!




Шаг назад.
А как Гитлер задумал наступление под Курском?! Немецкие танковые дивизии атаковали самые сильные участки русского фронта. “Тигры” и “Пантеры” медленно прогрызали оборону, продвигаясь вперёд метр за метром.
Ни о какой скорости и речи не шло. Советские резервы успевали “законопатить” каждый новый прорыв.
Германия практически вернулась к временам битвы при Камбре 1917 года. Снова тупик.
Фюрер нашёл самый абсурдный выход из всех возможных - решил создать “танк прорыва”, похожий на гигантов времён первой мировой войны. Это был явный шаг назад.

Блажь фюрера.
Гитлер потребовал разработать “супертанк” - ещё больший, чем “Тигр”. Так родился проект “205” под кодовым наименованием “Мышка” - самый крупный танк в истории человечества.
“Мышка” оказался настолько тяжёл, что его вес не мог выдержать ни один мост. Так что о перемещениях на большие расстояния можно было забыть. Скорость - черепашья, зато лобовая броня - 220 миллиметров (у “Т-34” - только 45 мм). Всего немцы успели изготовить три образца “супертанка” - ни один из них в бою не побывал.
Однако на создание бесполезного монстра немецкие инженеры и конструкторы затратили массу сил и времени. Тут даже мнение Гудериана о бесполезности машины не сыграло роли - противиться блажи Гитлера никто не решился.
В своё время Гитлер дал революционной танковой тактике Гудериана зелёный свет. Но затем фюрер лично похоронил идеи “Хайнца-урагана”. Самое забавное, что Гитлер сделал это, восхитившись глупой деревянной моделью абсолютно бессмысленной машины. Восточная Пруссия стала могилой самой передовой военной доктрины того времени.
А. Захаров

Взято [здесь.]http://www.rudnikov.com/article.php?IBLOCK_ID=1&SECTION_ID=0&ELEMENT_ID=28794 Фото там же.


promo andrey_19_73 february 19, 16:01 9
Buy for 10 tokens
Укрепленные районы (УРы) начали строить еще в начале 30-х годов прошлого столетия. Основным мотивом для их строительства стала возрастающая напряженность на советско-китайской границе. Подтверждением тому стал военный конфликт между СССР и Китаем в 1929 году. Впоследствии в Забайкалье возвели два…

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
jr0
Apr. 13th, 2017 09:08 pm (UTC)
Проекты сверхтяжелых танков и вообще гусеничных бронемашин массой в сотни тонн в Германии 1942 не новость.

Как и опыт массового строительства танков вроде Pz IV, Stug или Marder. К тому же многоколесные разведмашины. Вот только соперничать с союзниками в этом трудно.
andrey_19_73
Apr. 13th, 2017 09:12 pm (UTC)
Мне вот интересно, неужели не нашелся хотя бы один умный человек, который бы возразил по-поводу целесообразности этих разработок? Ведь время, инженерные решения и материалы, затраченные на их разработку, можно было бы использовать с большей пользой.
jr0
Apr. 13th, 2017 09:19 pm (UTC)
А я не убежден, что целесообразности вовсе не было. Взять предыдущий - Elefant. Очень удачно применен, вроде. Притом на удаленных театрах войны.

Maus просто опоздал, союзники стали выбамбливать немецкую промышленность. Вместо продвижений в технологиях начался развал. Tiger B - пример показательнее Mous.

И давайте вообразим, что кто-то отговорил бы англичан делать "несуразный" Mark I.
andrey_19_73
Apr. 13th, 2017 09:41 pm (UTC)
Ну, не знаю!
Если честно, не понимаю, как бы это чудище через водные преграды переезжало. Его же не один мост и понтонный парк не выдержит. Куда и где его применять.
Если бы англичан отговорили делать первый танк, то и Первая мировая война так и закончилась бы в грязных окопах. Ну а то что "несуразный", так он был самый первый, да и разрабатывали его уже в ходе войны.
А немцам, на мой взгляд, надо было не Маус разрабатывать, а дорабатывать Pz-4.
jr0
Apr. 13th, 2017 09:54 pm (UTC)
Вовсе не любой мост не держит 200 т. У немцев был опыт использования железнодорожных артсистем и тяжелых гусеничных артсистем. К тому же, Maus оснащали подводным ходом.

Этот танк точно не выпускали бы много. Его роль - усиление развитых на востоке Германии укреплений, которые строили веками.

Преодоление позиционной войны происходило и без танков. Немцы взломали же оборону боевыми группами, а развитие прорыва поддерживалось авиацией и автомобилями.

Немцы и дорабатывали четверки. Но условий для их спешного применения становилось все меньше. Они все больше превращались в противотанковые САУ. Кстати, такие САУ в Германии разнообразны. Средство прорыва - Panther, средство быстрого развития - колесники, скажем. БТР и колесные САУ. Но все больше требовались танки обороны, вроде Tiger B.

То есть ошибок хватало, но в обычных пределах. Даже круто получалось в довольно отчаянных обстоятельствах.
andrey_19_73
Apr. 13th, 2017 10:03 pm (UTC)
Германская промышленность в количественном соотношении все-таки войну проиграла.
jr0
Apr. 14th, 2017 05:42 am (UTC)
С самого ее начала, с 1939. Армия Польши вместе с Англией и Францией превосходили во многом. А когда добавился СССР с запасами танков, самолетов, артиллерии, а после и США...

Это слишком слабый критерий. Он должен быть сложнее, состоять не из одного показателя.
livejournal
Apr. 13th, 2017 09:39 pm (UTC)
Бесполезный танк
Пользователь monsenor сослался на вашу запись в своей записи «Бесполезный танк» в контексте: [...] нал взят у в Бесполезный танк [...]
livejournal
Apr. 14th, 2017 01:21 am (UTC)
Бесполезный танк
Пользователь sibnarkomat сослался на вашу запись в своей записи «Бесполезный танк» в контексте: [...] нал взят у в Бесполезный танк [...]
military_museum
Apr. 14th, 2017 09:46 am (UTC)
Мышь, безусловно, оригинальный танк, но и настолько же бесполезный для ведения войны.
andrey_19_73
Apr. 16th, 2017 11:28 am (UTC)
Польза от него, правда, есть таки. Интересный музейный экспонат...))
( 11 comments — Leave a comment )

Profile

andrey_19_73
Хроники "Вьетнамских комсомольцев"

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars